Журнал КОНТРРЕВОЛЮЦИОНЕРА (videoelektronic) wrote,
Журнал КОНТРРЕВОЛЮЦИОНЕРА
videoelektronic

Categories:

Советую задуматься всем и каждому нацисткому ушлёпку из ВСУ и СБУ над этой информацией.

Столкнувшись с описанием гибели участников "Молодой Гвардии" от рук Гестапо и их местных помощников, я решил поискать в Сети информацию о том, как были наказаны нашим государством участники расправы с молодыми героями.
Сейчас кое-кто на Украине то же, видимо, думает, что их нацисткая власть на всегда, как это думали пособники нацистов в 1943-м году....
Можете не надеяться. Всех вас, уроды, найдут и покарают!


ПОДТЫННЫЙ

http://www.fire-of-war.ru/mg/p1222.htm
______________________________________________________________________________
Из монографии Гордеева Анатолия Федоровича  "Подвиг во имя жизни":
Подтынный - бывший офицер Советской Армии. В августе 1941 г. попал в окружение на территории Киевской области, был пленен немцами и отправлен в г.Умань в лагерь для военнопленных. Через два месяца бежит из лагеря и пробирается в Константиновский район Сталинской области. Летом 1942 г. переезжает в оккупированный Краснодон и добровольно поступает на службу в немецкую полицию. До октября служит рядовым полицейским и ответственным дежурным, потом назначается начальником участковой полиции и комендантом поселка Первомайка. Принимал непосредственное участие в расстреле в Краснодоне около 60 граждан еврейской национальности, организовывал обыски в квартирах жителей и отправлял их на каторжные работы в Германию. В конце декабря 1942 г. возглавил операцию по уничтожению группы советских парашютистов в районе хутора Нижний Батырь Краснодонского района (четыре десантника были убиты, пятому удалось скрыться). За эту операцию Подтынный получил чин фельдфебеля и в начале января 1943 г. повышен в должности до заместителя начальника полиции района по строевой части. Под его руководством с 3 по 19 января 1943 г. арестованы и допрошены 18 молодогвардейцев, проживавших в Первомайке. Подтынный конвоировал изувеченных пытками юношей и девушек к месту их казни и там, возле шурфа N5, снимал с них верхнюю одежду и делил ее между полицейскими
______________________________________
«Социалистический Донбасс» от 5 июля 1959 г.
ЭТО БЫЛО В КРАСНОДОНЕ

Это был необычный суд. Объемистый том предварительного следствия, многочисленные документы, фотографии, показания свидетелей не только обвиняют подлых предателей, но и воскрешают картины беспримерного мужества и стойкости членов подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия», действовавшей в Краснодоне в период немецкой оккупации.
В ходе суда раскрываются новые подробности борьбы и мучительной смерти молодогвардейцев - пламенных советских патриотов, чьи имена служат примером для советской молодежи.
Вместе с тем во всем своем омерзительном виде встает облик кровавых палачей, учинивших зверскую расправу над молодогвардейцами и сотнями советских людей, не пожелавших смириться с фашистской неволей.
Один из них - Василий Подтынный, сыгравший немаловажную роль в поимке членов подполья - сидит на скамье подсудимых. 16 лет он тщательно маскировался, жил, трусливо озираясь по сторонам, боясь своих детей, своей собственной тени и думая о том, как избежать заслуженной кары. Он менял отчество, год рождения, перебирался из одного места в другое. В последнее время он пристроился на незаметной работе скотника в совхозе № 9 имени Артема Константиновского района. Но никакие ухищрения не помогли. Органы государственной безопасности изобличили убийцу, и он предстал перед судом.
Трусливая душонка перевертня привела Подтынного к измене родине. Будучи лейтенантом Красной Армии, он сдался в плен фашистам и из кожи лез вон, чтобы угодить своим хозяевам, выслужиться перед ними. Его старания заметили и оценили. В октябре 1942 года Подтынный был назначен начальником полицейского участка в поселке Первомайка, и здесь он проявил свои звериные способности. Он принимал самое активное участие в карательных мероприятиях, проводимых оккупантами против советских патриотов, грабил имущество, скот, арестовывал и уничтожал людей.
В начале января 1943 года Подтынному удалось проявить себя и прочно завоевать доверие фашистов. К нему поступило донесение, что в районе хутора Нижний Батырь замечены советские парашютисты, и он немедленно донес об этом в городское отделение полиции.
- Будете участвовать в их поимке, - сказал начальник полиции Соликовский.
Подтыиный охотно и с большой энергией взялся за дело. Возвратившись потом в Первомайку, начальник участка оживленно рассказывал своим сподвижникам по грабежу и насилию подробности охоты на советских патриотов:
- Нас было больше пятидесяти, их только пять, а взять живьем не смогли, ну и жарко было. Только четырех уничтожили. Одного я сам застрелил, другого, раненого, прикончил Соликовскнй, а пятый все-таки скрылся.
Иуда не зря старался. Он получил свои серебреники: в награду ему выдали одежду и сапоги убитого им советского воина и присвоили чин фельдфебеля. Немецкая жандармерия увидела в нем надежного человека и повысила в должности - Подтынный был назначен заместителем начальника краснодонской городской полиции.
После такой подачки собака стала с особым усердием лизать пятки своих кровожадных хозяев. Подтынный проявил исключительное рвение в поимке членов подпольной комсомольской организации.
В ходе разбирательства дела Подтынного были установлены обстоятельства гибели славных патриотов-молодогвардейцев.
Началось, как известно, с того, что в Краснодоне появились листовки за подписью «Молодая гвардия». Немцы были крайне встревожены этим обстоятельством и поставили на ноги полицию и жандармерию. Кто-то смело бросал вызов фашистским захватчикам, но кто?
Начальник немецкой окружной жандармерии Эрнст Эмиль Ренатус неистовствовал. Ему донесли, что на копре шахты № 1-бис появился красный флаг; кто-то напал на часовых, охранявших лагерь военнопленных; шедшая по дороге в Луганск автомашина с боеприпасами наскочила на подложенную кем-то мину.
В середине ноября 1942 года Эрнст Ренатус из своей резиденции в Красном Луче пожаловал в Краснодон. Он был полон гнева и ярости. А тут еще начальник краснодонской жандармерии гауптвахтмайстер Зоне доложил, что 7 ноября, в день 25-й годовщины Октябрьской революции, в городе опять появились коммунистические листовки, что в этот день подожгли биржу труда, где сгорели документы и списки лиц, отобранных для посылки в Германию, а на зданиях школы и бывшего управления треста «Краснодонуголь» водружены
красные флаги.
- Всех на передовую, под Сталинград загоню, - кричал он. - Не можете справиться с какими-то молокососами.
Прибывший в жандармерию по приказанию Ренатуса начальник полиции Соликовский стоял перед высоким начальством и дрожал, как осиновый лист.
- Повешу, - коротко сказал окружной жандарм. - Даю три дня срока. Все партизаны должны быть пойманы.
Так же лаконично и выразительно говорил потом со своими подчиненными Соликовский.
- Запорю, всех до смерти запорю, - кричал он, размахивая плетью.
С Подтынным, тогда еще начальником Первомайской участковой полиции, у Соликовского состоялся особый разговор, который он и привел на суде.
- Ты был офицером Красной Армии, - сказал он, - значит, порох нюхал. А тут пахнет жареным. Надо действовать решительно и не церемониться. У вас в Первомайке они особенно активничают. Так ты их тряхни основательно. В обиде не будешь.
Подтынный и вся его свора почуяли возможность отхватить куш. Они провели в поселке повальные обыски, всех, кто был на подозрении, тащили в участок, избивали, заставляли признаться в связях с партизанами. Специальные отряды полицаев  круглосуточно патрулировали по улице. По ночам на перекрестках устраивали засады, надеясь поймать тех, кто расклеивает листовки. Но все старания были тщетны.
Давно миновали строгие сроки, установленные Ренатусом для поимки подпольщиков, но молодогвардейцы были неуловимы.
Однако молодые патриоты были преданы. Версия о том, что сделал это Третьякевич, не выдержавший побоев, как выясняется, ложная. Она была высказана одним из пойманных работников городской полиции, следователем Кулешовым, по-видимому, рассчитывавшим замести следы и спутать все карты.
На самом деле имена молодогвардейцев выдал Геннадий Почепцов, товарищ и сверстник многих участников организации. Он под нажимом своего отчима В.Г. Громова - человека злого, корыстолюбивого и алчного, написал донос на имя начальника шахты № 1-бис, в котором сообщал:
«Я нашел следы подпольной молодежной организации и стал ее членом. Когда я узнал ее руководителей, я вам пишу заявление. Прощу прийти ко мне на, квартиру,  и я расскажу вам все подробности. Мой адрес: ул. Чкалова, № 12, ход 1-й, квартира Громова Василия Григорьевича.
Почепцов Геннадий».
Дело в том, что в этот период, полиция по подозрению в краже новогодних подарков для немецких солдат задержала Машкова, Земнухова и Третьякевича. Полиция и не подозревала, что в их руках активные члены подпольной комсомольской организации.
Громов знал о связи Почепцова с молодогвардейцами и, когда, услышал об аресте Машкова, Третьякевича и Земнухова, начал приставать к Почепцову, запугивать его.
- И за тобой скоро придут. Пока не поздно, сообщи кому следует. Немцы тебя пощадят да еще спасибо скажут, наградят.
Спасая свою мелкую душонку и трусливую шкуру, Почепцов предал тех, кто считал его честным человеком.
Почепцов, Громов и Кулешов получили по заслугам. Вскоре после освобождения Краснодона их судил военный трибунал и приговорил к высшей мере наказания.
Донос Почепцова сыграл свою роковую роль. Начались облавы, аресты. В глухую зимнюю ночь отряды фашистов рыскали по поселку Первомайке. С ними был и Подтынный. Они врывались в дом, сбывали жертву с ног, завязывали руки, ноги, бросали в сани и увозили в Краснодон.
Один из бандитов М.Г. Краснов, ранее привлеченный к ответственности, в своих показаниях подробно рассказывает, как бесчинствовали полицейские, среди которых были он, его брат и Подтынный.
Первой была схвачена Тоня Иванихина, затем в руки фашистов попали Нина Герасимова, вожак первомайской группы Анатолий Попов, Саша Бондарева, Борис Главан, Майя Пегливанова, Демьян Фомин и другие. Аресты шли и в городе. Когда камеры были забиты, началась расправа.
Нельзя без содрогания читать судебные протоколы, в которых записаны показания кровавых палачей. Чтобы заставить говорить молодогвардейцев, их подвергли самым невероятным пыткам.
Тот же Краснов показывает: «Я охранял арестованных комсомольцев в камерах. Они возвращались от следователей с опухшими от избиения лицами, в кровоподтеках и синяках. Еле державшихся на ногах, их волокли с допросов и втаскивали в камеры. Я отказывал избитым комсомольцам даже в воде, когда они с пересохшими ртами подходили к дверям камер, прося дать им возможность утолить нестерпимую жажду».
А вот дословные признания другого полицейского:
«На допросах мы жестоко избивали комсомольцев плетьми и обрывками телефонного кабеля. Чтобы заставить говорить молодогвардейцев, мы подвешивали их за шею к скобе оконной рамы в кабинете Соликовского, инсценируя казнь через повешение. Так были допрошены Машков, Попов, Лукашов, Гуков и восемь девушек, фамилии их не помню. Особенно сильно были избиты Третьякевич, Машков и Гуков. Их подвешивали в петли из телефонного кабеля, а когда они теряли сознание, снимали и обливали водой…»
Мучали всех, изощряясь в садизме и зверствах. Но палачи могли лишь физически уродовать свои жертвы. Сломить их волю им не удалось.
Особенно истязали Сережу Тюленина, но он не произнес ни слова. Его подвешивали, ему вонзали иглы в пальцы, каленым железом жгли ладони, зажимали ноги между дверьми. Никакие ухищрения озверевших фашистов не заставили Тюленина раскрыть рот. Как и его товарищи, он принял все муки, но враги не вырвали из его груди ни стона, ни мольбы о пощаде.
Один из бандитов, изобличенных еще в 1947 году, вспоминает:
«По вечерам они в камерах пели «Интернационал».
Мужественно приняли смерть отважные комсомольцы.
Они шли на казнь, полные уверенности в правоте своего дела, полные безграничной веры в могучую, непобедимую силу своей Родины. Подтынный на следствии показал:
«Один раз мне пришлось сопровождать группу молодогвардейцев к месту казни. Я видел, как следователь по криминальным делам из маузера расстреливал в упор молодогвардейцев, затем их сбрасывали в шурф. Комсомольцы при этом держались мужественно, с достоинством, никто не просил о пощаде».
Материалы судебного следствия, в которых имеются показания Ренатуса и эсэсовца Древитца, открывают нам подробности казни вожака «Молодой гвардии» Олега Кошевого, Любы Шевцовой и еще 15 молодогвардейцев.
«В конце января 1943 года начальник немецкой жандармерии в Ровеньках Вернер доложил мне, показывает Ренатус, что большая часть участников «Молодой гвардии» расстреляна в Краснодоне, а остальных, в связи с приближением линии фронта к Краснодону, пришлось вывезти в Ровеньки и расстрелять там».
Об этой казни с наглым цинизмом рассказывал потом представший перед судом палач Древитц.
«Мы повели 9 обреченных в городской парк, поставили всех на край заранее вырытой большой ямы и всех расстреляли. Я подошел к лежавшему на земле Кошевому, заметил, что он еще жив, и в упор выстрелил ему в голову.
9 февраля, за два дня до бегства под натиском советских войск из Ровеньков, я участвовал в расстреле еще одной группы комсомольцев. Из числа расстрелянных во второй партии очень хорошо запомнил Шевцову. Она обратила на себя мое внимание своим внешним видом. У нее была красивая, стройная фигура, продолговатое лицо, несмотря на свою молодость, она держала себя очень мужественно. Перед казнью Шевцову подвел к краю ямы для расстрела. Она не произнесла ни слова о пощаде и спокойно, с поднятой головой приняла смерть...»
Подтынный, как и его сообщники, отнявшие жизнь у героев-молодогвардейцев, не ушли от возмездия. Они понесли заслуженную кару. Вечным всенародным проклятием будут покрыты имена предателей и палачей, обагривших свои руки кровью пламенных советских патриотов.
Минуют годы, пройдут века, Но никогда люди не забудут светлые имена героев Краснодона. Они всегда будут служить примером беззаветной любви к Родине, к народу.
Замечательный роман А. Фадеева «Молодая гвардия», одноименная опера Ю. Мейтуса, кинофильм, гранитные памятники и художественные полотна, увековечившие память отважных комсомольцев Краснодона, всегда будут воспитывать в молодежи высокие благородные качества - мужество, стойкость, глубокую любовь к великой Коммунистической партии.
П. ЮРЬЕВ.
__________________________________________________________

Статья из архива семьи Третьякевичей
К. Костенко Суд народа - воля народа (Палач молодогвардейцев приговорён к расстрелу)

Луганск, 24 февраля Сегодня в Луганске продолжалось заседание судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда УССР, рассматривающей дело предателя Родины, бывшего заместителя начальника краснодонской полиции, гитлеровского холуя, участника расправы над героями "Молодой гвардии" В. Подтынного.
Не узнать сегодня Подтынного. Вчера он часто усмехался, бодро вскакивал с места, когда называлась его фамилия, кидал реплики суду, всем своим видом стараясь показать: он не виновен. Теперь Подтынный накинул на себя личину кающегося грешника. Он смиренно сидит на скамье, упрятав голову в плечи. И голос у него другой - глухой, переходящий на шепот. Да, он виноват, он кается в своих преступлениях.
Суд внимательно выслушал показания многочисленных свидетелей, всесторонне разобрался в гнусной роли, которую сыграл Подтынный в расправе гитлеровцев над молодогвардейцами. Он был не просто слепым исполнителем воли фашистских хозяев. Он был ярым врагом советской власти, всеми своими силами старался бороться с нею. Он был готов на все, лишь бы отличиться, заслужить похвалу своего начальства.
Один из свидетелей, бывший полицейский третьего участка Колотович рассказал:
- Как-то Подтынный, будучи комендантом нашего участка, приказал мне арестовать Геннадия Лукашова - активного молодогвардейца. Я отказался, ссылаясь на то, что Геннадий мой племянник. Подтынного это страшно разозлило. Он сказал: "Если бы мне приказали, я бы и отца родного расстрелял".
Свидетель Н. Коростылев (дядя Олега Кошевого) с 11 по 21 января 1943 года сидел в камере краснодонской полиции, откуда ему затем удалось бежать. В эти дни в небольшой "глазок", прорезанный в двери камеры, он видел все, что происходило в здании полиции. Он видел, как гитлеровцы уводили на допрос молодогвардейцев и затем волокли их по коридору назад - избитых до потери сознания, залитых кровью, исколотых штыками. Он видел как в ночь с 15 на 16 января полицаи - среди них был и Подтынный - вывели в узкий, тесный коридор славных подпольщиков Виктора Третьякевича, Ваню Земнухова, Анатолия Попова, Володю Осьмухина и их товарищей, выстроили в шеренгу и погрузили в машину. Через некоторое время полицаи возвратились и тут же в дежурке принялись делить привезенную с собой окровавленную одежду, снятую с убитых героев. Руководил этой дележкой Подтынный.
- Вы подтверждаете показания свидетеля Коростылева? - обращается к Подтынному председательствующий. Подтынный молчит...
В качестве свидетеля на суде выступила В. Варущенко. В период фашистской оккупации она работала секретарём в сельуправе поселка Первомайка, часто видела, как в управу заходил Подтынный в офицерской шинели, в кубанке, с неизменной плетью в руке. Она не раз слышала, как Подтынный хвастался своим дружкам:
- Эх, дал сегодня одному большевичку, долго будет помнить...
Вместе с другими жителями Краснодона 14 февраля 1943 года, в день освобождения города от фашистских захватчиков, Варущенко прибежала к зданию городской полиции и увидела там страшную картину. Во дворе полиции лежали 32 трупа зверски расстрелянных военнопленных. Кто мог совершить это чудовищное злодеяние, как не Подтынный? Он последним из фашистских приспешников покидал Краснодон.
- Показания свидетелей полностью подтверждают предъявленное вам обвинение, обращается к Подтынному председательствующий. - Вы признаете себя виновным?
- Да, признаю..., - неохотно выдавливает Подтынный.
- Вы участвовали в арестах молодогвардейцев?
- Да.
- Вы участвовали в допросах арестованных комсомольцев и сопровождали их к месту казни?
- Да.
- Скажите, Подтынный, вы читали роман Фадеева "Молодая гвардия"? - спрашивает подсудимого председательствующий.
- Читал.
- С какой целью?
- Я искал, нет ли там моей фамилии, - признаётся Подтынный.
...Яркая, волнующая речь государственного обвинителя И.В. Кошевого несколько раз прерывалась возгласами одобрения присутствующих в зале.
- Я прошу суд учесть особую тяжесть злодеяний, совершенных подсудимым Подтынным, и вынести ему самый суровый приговор, - говорит он. - Презренному палачу, обагрившему вместе с гитлеровцами свои руки кровью отважных молодых патриотов, пощады нет.
После речи защитника последнее слово предоставляется подсудимому. Он признает себя виновным и только просит о снисхождении.
В адрес суда сегодня днём пришла телеграмма из Подольска: "Луганск. Народный суд. Комсомольцы Подольска надеяться, что суд накажет предателя Подтынного позорной смертью". Такие же телеграммы поступают и из других городов. Суд удаляется на совещание. После перерыва оглашается приговор. Именем Украинской Советской Социалистической Республики гнусный изменник Родины, подлый убийца, гитлеровский наймит, палач молодогвардейцев В. Подтынный приговаривается к высшей мере наказания - расстрелу. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит.
За счастье своего народа, за свободу своей Отчизны отдали юную жизнь отважные подпольщики Краснодона. Народ никогда не забудет их светлых имен. И вечно будут прокляты те, кто учинил дикую расправу над бесстрашными патриотами Родины, кто пролил их кровь.
К. Костенко
"Комсомольская правда, 25/II 60 г.
__________________________________________________________
Tags: история
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

promo videoelektronic март 31, 00:19 28
Buy for 40 tokens
Итак, вчера я описал свой взгляд на медицинско-технические проблемы, вызывающие именно такой характер распространения коронавируса, какой мы все наблюдаем. Версия технократа по поводу т.н. "эпидемии COVID-19" Но это лишь один слой проблемы. Взгляд, так сказать, с одного ракурса.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments