Журнал КОНТРРЕВОЛЮЦИОНЕРА (videoelektronic) wrote,
Журнал КОНТРРЕВОЛЮЦИОНЕРА
videoelektronic

Нефть по 30, доллар по 100. Как будем жить в 2016?

Оригинал взят у slobodin в Нефть по 30, доллар по 100. Как будем жить в 2016?


Нефть. Идеальный шторм. Продолжение.

Год назад я написал пост про нефть, который прочитали все, кто умеют читать. Прогноз полностью подтвердился. Решил вновь для вас потрудиться в праздничные дни и подготовил новый, не менее сложный, но важный материал.



Предисловие


Второй год подряд получается, что в самом начале года ситуация на рынке нефти развивается таким драматическим образом, что не замечать этого невозможно. Мое нефтяное прошлое не отпускает и напоминает о себе, даже если я занимаюсь совершенно другой индустрией. Потому что все в нашей стране по-прежнему завязано на нефти и зависит от нее. На самом деле, понимание динамики цен на нефть и факторов, ее определяющих, дает отличное представление о том, что происходит в мире, в политике и глобальной экономике. И в России. И что будет происходить. Потому что нефть — это крупнейший рынок в мире и это по-настоящему глобальный рынок с более чем столетней историей. Нефть — это рынок, где все зависят ото всех и все на всех влияют. Нефть — это глобальный рынок, динамика которого определяется макроэкономикой и определяет и макроэкономику, и политику многих крайне влиятельных и богатых государств.

Мой пост с анализом рынка нефти и прогнозом на будущее в январе 2015 года собрал больше 1 миллиона просмотров и более 15 тысяч репостов. Это, к моему удивлению, оказалось самым популярным, самым простым по сути материалом из того, что можно прочитать неспециалисту в этой индустрии. Я сам в шоке :)

И перед тем, как читать продолжение, крайне рекомендую прочитать первый материал годовой давности. Очень поможет в понимании изложенного дальше. Вернее так — без него дальнейшее чтение будет иметь довольно мало смысла. И даже тем, кто прочитал его год назад, советую освежить свою память. Поверьте, будет очень полезно — сам свой пост прочитал с интересом, поскольку к теме не возвращался целый год. Пост января 2015 года Нефть. Идеальный шторм.


Теперь, когда вы прочитали первую часть, освоили, так сказать, основы нефтяного устройства мира, расстались с прежними мифами и ложными представлениями, можно начинать следующий этап погружения.
Тот, кто любит быстро и по верхам — рекомендую сразу переходить к выводам в самом конце. Ну а тот, кто хочет расширить свой кругозор и по-настоящему понять, что и почему происходит — читаем дальше.

Прогноз сбывается


Прогноз, который был сделан в начале прошлого года (2015 — это уже прошлый год), даже мне казался немного пессимистичным.

Новые уровни цен, которые сложатся на гораздо более низком уровне, чем мы привыкли за последние годы, приведут к очень серьезным тектоническим изменениям, последствия которых мы сможем наблюдать только на среднесрочном горизонте.
Средняя цена в 100 долларов за баррель в ближайшие три года — это из области ненаучной фантастики
60 долларов за баррель являются ближе к оптимистичному (1)
Я бы готовился к базовой цене на горизонте трех лет в районе 50 долларов (2)
На коротком горизонте — до полугода цены могут упасть и ниже 40 долларов (3)


Итак, прогноз начала 2015 года оказался на удивление точным. Что для прогнозов цен на нефть крайне редкая удача.

Динамика цен на нефть в 2015 году (долларов США за баррель). Все в соответствии с прогнозом.



К сожалению, он оказался точным, но немного оптимистичным.

Тектонические сдвиги в 2015 году. Экономика


Тектонические сдвиги не могут не происходить на рынке, когда за один год цена на рынке падает практически в два раза.
Тектонические сдвиги не могут не происходить в политике и мире, когда всего за один год “легким движением” перераспределяется от одних крупных и влиятельных экономических субъектов к другим более 1,5 триллионов долларов.

Мировой нефтяной рынок — это игра даже не на миллиарды долларов, это игра на сотни миллиардов и триллионов настоящих американских долларов.




Нефтяное чудо в США — начало жесткой посадки


Разработка нетрадиционных нефтяных месторождений, основа нефтяного чуда с быстрым ростом добычи в США, — это бесконечный процесс бурения.

По двум причинам.

Первое — каждая скважина дает в среднем меньше, чем скважина на традиционной нефти. И чтобы конкурировать с традиционными нефтяниками — надо больше бурить.

Второе — пробуренная скважина и так дает меньше, она очень быстро теряет добычу. 70% потери в первый год, а к концу пятого года — остается всего 7% от первоначального объема добычи.

Динамика количества буровых установок на нефтяных месторождениях в США и динамики добычи на новой пробуренной скважине при добыче нетрадиционной нефти.




Поэтому, чтобы расти в добыче, надо бурить, бурить и бурить. А для того, чтобы не падать в добыче и поддерживать достигнутый уровень — бурить и бурить.
Падение цен во второй половине 2014 года дало сигнал — надо кардинально сокращать затраты и прекращать новое бурение. А цены, установившиеся в первые месяцы 2015 года, похоронили все планы и ожидания быстрого восстановления. Чем хороши ребята из американской нефтянки — они очень быстро реагируют.

Количество работающих буровых установок буквально за полгода сократилось практически в три раза.

И продолжает снижаться, но уже более спокойными темпами. Ну и, как вы уже понимаете, нет буровых установок — нет нового бурения. Нет нового бурения — нет новых скважин. Нет новых скважин — минимум нет роста добычи, ну а если новых скважин совсем мало, то через какое-то время — падение добычи. Сокращение бурения и сокращение добычи — процесс неизбежный, но требует времени. И уже со второй половины добыча начинает “проседать”.

Динамика добычи нефти и баланса спроса и предложения в США.




Но нефтяная американская машина так разогналась, что, даже остановившись в росте во второй половине 2015, в общих объемах добычи 2015 года все равно выше 2014 года.

И зависимость от импорта нефти все равно сократилась, оказывая серьезнейшее давление на баланс спроса и предложения нефти в мире.

Но, в любом случае, влияние сокращения объемов бурения и дальнейшее снижение цен на нефть будет уже бить по американской добыче в 2016 году. Но ожидать чуда с резким падением не стоит.

Революция локального масштаба — снятие эмбарго на экспорт нефти из США


Нефтяники США непростые ребята и умеют защищать свои интересы. И впервые за 40 лет после не очень (по американским меркам) долгих дебатов было снято эмбарго на экспорт нефти из США. Эмбарго, которое было введено американским правительством в период жесточайшего дефицита нефти и драматического роста цен в 70-е годы прошлого века. Не очень рыночные методы, но, когда дело касается критических вопросов национальной безопасности, рынок и свободная торговля иногда (не всегда, как у нас принято, а иногда) приносятся в жертву.

Повлияет это на мировые цены на нефть?

Дисконт для американских переработчиков в закупочной цене американской нефти WTI к цене Brent — глобальному ценовому ориентиру — порой достигал 25 долларов. Теперь дисконта не будет.




Практически никак. Это решение просто ликвидирует дисконт для производителей сырой нефти в США при торговле с американскими же перерабатывающими мощностями. Дисконт в период высоких цен на нефть и периодического “затаривания” нефтью американских переработчиков доходил порой до 25 долларов.

Теперь, конечно, речь не идет о 25 долларах — поднять цену будет можно на 4–5 долларов. Но это сейчас почти 15% роста к прежней цене. И для американских нефтяников лишние 15% в условиях жесточайшего текущего момента не помешают. Не спасут, но станет немного легче. И рыночные принципы будут восстановлены.

Ситуация по американской нефти после отмены эмбарго развернулась таким образом, что вместо дисконта рынок платит за нее небольшую, но премию! Вот так надо работать.

Саудовская Аравия “отморозилась”


Саудовская Аравия устала быть самым главным “другом” России в плане поддержки цены на нефть еще во второй половине 2014 года (как Саудовская Аравия была “помощником” России и почему она устала это делать, читай в первой части саги о нефти “Нефть. Идеальный шторм”).

Возможности такого роста в таких масштабах и за такой короткий срок в мире есть только у Саудовской Аравии. И она этой возможностью воспользовалась.




Если в 2014 году Саудовская Аравия отказывалась снижать производство, то в 2015 году она уже просто “отморозилась” и резко, как может сделать в мире только Саудовская Аравия, нарастила добычу на 7%.
И пока не собирается ее особо снижать.

В итоге, призрачные надежды на Саудовскую Аравию, как главного регулятора предложения на рынке, накрылись медным тазом еще в начале 2015 года. Саудовская Аравия стала одним из самых главных факторов роста дисбаланса в сторону избытка предложения.

Надежда умирает последней, и она умерла.

ОПЕК — теперь каждый сам за себя


То, что сделала Саудовская Аравия, в общем, положа руку, на сердце, очень логично, обоснованно и справедливо по отношению к самому себе как главному игроку на рынке нефти. Но в то же время эти действия запустили механизм, который трудно остановить и еще тяжелее контролировать. Демонстративный и сопровождаемый реальным ростом добычи выход Саудовской Аравии из режима регулирования за собственный счет всего рынка окончательно разрушил надежды глобального нефтяного картеля (ОПЕК) на достижение баланса спроса и предложения в краткосрочной перспективе.

Надежды у всех остальных стран ОПЕК хоть как-то пережить этот нефтяной кризис опять за счет Саудовской Аравии пошли прахом.

Каждый из членов картеля по большому счету начал действовать исходя из своей логики в этой ситуации, делая хорошую мину при плохой игре для внешнего мира.

Но даже сохранить лицо, в конечном счете, не удалось. ОПЕК фактически утратил и без того призрачный контроль над основными членами картеля и над рынком нефти соответственно.

Ну а структурный мировой дисбаланс между спросом и предложением нефти начал с начала 2015 года расти опережающими темпами.

А любой нарастающий дисбаланс неизбежно чреват следующим витком очень серьезных проблем. И они не заставили себя ждать.

Борьба игроков за рынки сбыта в условиях растущего избытка и переполнения мощностей для хранения нефти начала толкать их к активным дисконтам к официальной цене нефти. И чем больше избыток, тем острее конкуренция за потребителя. Европа во второй половине года стала битвой двух крупнейших производителей нефти в мире — Саудовской Аравии и России — за этот стабильный и логистически выгодный для этих игроков рынок.

Россия


Россия — независимый игрок на глобальном рынке нефти. Не в том смысле, что от России ничего не зависит — все-таки один из трех крупнейших производителей нефти в мире. А в смысле того, что Россия не участвует в режиме самоограничения добычи. С другой стороны, чудес в области добычи нефти, как в плане быстрого роста, так и ее падения, от России никто не ожидает.

Тем не менее, рынок все время ждет, когда Россия начнет падать с учетом того, что вообще происходит с ценами. А она пока не падает.

И в этом году Россия установит еще один рекорд в добыче с постсоветских времен, достигнув среднегодового уровня в 10,73 млн баррелей в день. В 2014 году Россия добывала 10,58 млн баррелей. Небольшой рост в 1,4%.

Но для мирового баланса важно не столько добыча России, сколько объем экспорта нефти. А вот здесь мы установили рекорд роста.

Российский экспорт нефти в 2015 году вырос на 10,6%, создавая дополнительное давление на рынок.

В декабре 2015 года Россия сделала “новогодний подарок” мировому нефтяному рынку — экспорт по сравнению с прошлым декабрем 2014 года вырос аж на 26%. Что, конечно, подлило масла в разгорающися огонь нового пожара на нефтяном рынке.

Зависимость от европейского рынка создает дополнительные проблемы.
Беда к нам не приходит одна. Если уж приходит, то по полной. География поставок российской нефти ограничена преимущественно Европой — традиционным рынком сбыта российской нефти. Конечно, идет серьезная, но трудная и требующая больших затрат работа по диверсификации рынков сбыта в сторону Китая и Азии в целом. Именно Китай и весь Азиатский регион являются центрами роста спроса на нефть в ближайшие десятилетия. И наращивать там свою долю критически необходимо. Но это требует времени, развития всей инфраструктуры. Пока Россия критически зависит от европейского рынка. И, вроде, европейский рынок для России всегда был традиционным и довольно стабильным рынком. Но так было до последнего времени.

Именно европейский рынок под конец года стал ареной ожесточенной борьбы между Саудовской Аравией и Россией за европейского потребителя.

Саудовская Аравия, которая традиционно ориентирована на азиатские рынки, экспортировала не больше 10% своей нефти в Европу. Но саудитам надо пристраивать свою нефть и проще разрушать рынок там, где их доля не очень велика. Дешевле обойдется. А это Европа. И в общем им сложно предъявлять претензии — Россия всеми силами пытается увеличивать свою долю на азиатском рынке безусловно “поддавливая” рыночные позиции и Саудовской Аравии — основного поставщика нефти в этом регионе.

К чему это привело? К падению цен на российскую нефть в бОльших объемах, чем в среднем по рынку. И к росту дисконтов и скидок.

Дифференциал российской нефти Urals к цене Brent. Источник neste.com




Сейчас дисконт к цене Brent у нашей цены Urals вырос в абсолютных значениях в январе 2016 года до 3,6 доллара за баррель, в относительных же величинах он больше 10%. А сейчас дополнительное снижение цены на 10% на фоне и так крайне непростой ситуации на рынке — это, конечно, дополнительный удар большой сковородкой с размаху. Хотя после падения бетонной плиты сверху на бедную российскую экономику в виде рухнувших общих мировых цен на нефть удар сковородкой, даже большой, уже большого значения не имеет :)


Китай. Зима близко…






Китай последние десятилетия был для нефтяной индустрии лучом света. Его потребление нефти росло невиданными для развитого рынка темпами (смотри первую часть саги о нефти “Нефть. Идеальный шторм”). Именно впечатляющая динамика потребления Китая создавала ожидания потенциального дефицита нефти на рынке. Что разогревало рынок и разгоняло цены. Но это в прошлом.

Динамика Китая перестала быть основным драйвером роста спроса и цены на нефть. Более того, ситуация развернулась в прямо противоположном направлении.

Именно Китай и его экономическая ситуация является на сегодня и в ближайший год (минимум) главным фактором, дестабилизирующим мировой рынок нефти и, на самом деле, всю глобальную макроэкономику.

Почему Китай, который был образцом регулируемого роста экономики для всего мира, стал таким фактором нестабильности? На самом деле, по тем же самым причинам, почему он рос и избегал больших кризисов все эти годы.

Впечатляющий и непрекращающийся экономический рост за последние не годы, а целые десятилетия. С небольшими передышками в виде сниженного роста, но никогда — падения. Но быстрый и постоянный рост — это точно накопленные за долгие годы огромные структурные дисбалансы в экономике, в социальной сфере и в политике. Эти структурные дисбалансы копились десятилетиями и, по большому счету, консервировались. Но это не может продолжаться вечно. Экономика всегда “ответит” и заставит эти структурные дисбалансы ликвидировать. И, чем больше эти проблемы по масштабам и времени, когда они копились, тем жестче и больнее будет кризис.

Высокая доля государственного регулирования и влияния на экономику, которая давала возможность целенаправленно инвестировать и подруливать экономические законы для стимулирования роста в предыдущие годы, теперь означает очень большую зависимостью от действий конкретных людей, а не рыночных институтов и механизмов саморегулирования. Как они себя поведут, насколько это будет профессионально и эффективно — огромный и очень большой вопрос, поскольку эти люди никогда не сталкивались с таким масштабом проблем. И есть очень высокий риск того, что им будет проще “закручивать гайки” и находиться в старой модели регулирования, нежели чем отпускать вожжи. Все-таки люди обычно делают то, что они, как считают, знают и умеют. А умеют они только вручную.

Хорошая макроэкономическая статистика все последние десятилетия, но эта, на самом деле, очень непрозрачная и зачастую манипулируемая для “высших целей” официальная статистика всегда давала довольно сбалансированную картину развития Китайской экономики и успокаивала рынки в сложные ситуации. Но никогда двойная бухгалтерия не работает эффективно. В результате ведения двойной бухгалтерии теряется понимание, что на самом деле происходит. А когда теряешь это понимание — начинаешь жить в иллюзиях, нарисованных самим собой. А жизнь-то развивается не по законам официальной статистики. А когда возникает разрыв между реальностью и представлением о реальности — жди беды. В ситуации с Китаем — жди большой китайской беды.
Все эти проблемы предсказывались и ранее, но сейчас все больше сигналов о том, что развязка близка. Зима близко…

SSE Composite (Индекс Шанхайской биржи) — ключевой индикатор китайского фондового рынка. Источник Bloomberg.




Ключевой индикатор фондового рынка Китая — SSE Composite — находится под очень большим давлением и в этом году пережил и рост, и очень драматичное падение во второй половине 2015 года.

Несмотря на предпринимаемые китайским правительством меры по стабилизации рынка и его мягкой посадке, коррекция рынка происходит болезненно и стоит очень и очень дорого для китайского государства.

Валютные резервы Китая за 2015 год снизились на 512 млрд долларов США. Только в декабре 2015 года — на 112 млрд долларов.

Для сопоставимости: объем сокращения валютных резервов Китая только за 2015 год — это в полтора раза больше всех валютных резервов России. Валютные резервы с ускоряющимся темпом тратятся на избежание глубоких структурных потрясений и кризиса.
Степень напряженности в экономике настолько серьезна, что правительство Китая поэтапно девальвирует юань темпами, беспрецедентными для китайской экономики.

И судя по всему,
Масштабы структурных проблем экономики Китая потребуют следующих этапов и дальнейшей девальвации юаня.

Но все эти действия открывают ящик Пандоры непредсказуемых последствий многих и многих субъектов внутри и снаружи Поднебесной. Отыграть назад уже будет сложно, а предугадать, что будет происходить дальше, еще сложнее. И чем дальше, тем меньше возможностей для регулирования и влияния на ситуации для контроля над происходящим.

Курс доллара к юаню — один из важнейших инструментов китайского государства для влияния на экономику. Источник Bloomberg.




Самое главное — меры регулирования, предпринимаемые китайским правительством в отношении китайского рынка, пока больше реактивные и эксплуатируют прежнюю модель управления. Но масштабы структурных проблем и состояния текущего момента требуют кардинальных изменений в подходах. Но это еще надо уметь и хотеть это делать. И обладать соответствующими полномочиями и авторитетом. И всем надо быть готовым к серьезным кратко- и среднесрочным глубоким экономическим потрясениям. Которые могут легко, с учетом масштабов проблем, перерасти в политические потрясения. А теперь представьте китайского, пусть даже очень высокопоставленного, чиновника. Ну кто на такое способен? И кто на такое решится?

В общем, все это понимают. Но поделать ничего не могут.
А все, что происходит в экономике Китая, просто напрямую влияет на нефтяной рынок. Если экономика начнет охлаждаться очень серьезно и темпы ее роста сократятся до 3–4% по сравнению с 7–9%, то это очень сильно придавит или обнулит темпы роста спроса на нефть и другие продукты. И чувствительный именно к малейшим изменениям баланса спроса и предложения нефтяной рынок уже закладывает эту неопределенность в новый уровень цены на рынке. Но реальность может оказаться гораздо хуже даже довольно пессимистичных прогнозов.

Для общего понимания, ситуация в Китае определяет не только динамику цен на нефть.

То, что происходит сейчас в Китае, кардинально влияет на цены на алюминий, все черные и цветные металлы, уголь и на многие другие ресурсы. На многое из того, что составляет значительную долю российского экспорта.

В общем, наша жизнь и экономика зависит от Китая и действий китайских чиновников больше, чем от нас самих и от наших родных российских чиновников. Но это шутка, конечно, в которой есть доля шутки.



Если нас это утешит, но с точки зрения рекордов девальвации, то рекордсменом по девальвации является не Россия. Из известных мне валют венесуэльский боливар (его реальный, а не официальный декларируемый государством курс) просто упал катастрофически.

Курсы валют к доллару — один и тот же результат независимо от того, производит страна нефть или потребляет. Вопрос только в масштабе девальвации. Источник — Европейский Центральный Банк. Исключение по Венесуэле, где расчеты делались по неофициальному курсу.




Вся статья тут: http://slobodin.livejournal.com/164777.html

Tags: Экономика, Энергетика
Subscribe

Posts from This Journal “Экономика” Tag

promo videoelektronic march 31, 00:19 28
Buy for 40 tokens
Итак, вчера я описал свой взгляд на медицинско-технические проблемы, вызывающие именно такой характер распространения коронавируса, какой мы все наблюдаем. Версия технократа по поводу т.н. "эпидемии COVID-19" Но это лишь один слой проблемы. Взгляд, так сказать, с одного ракурса.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment