June 9th, 2013

promo videoelektronic march 31, 2020 00:19 29
Buy for 40 tokens
Итак, вчера я описал свой взгляд на медицинско-технические проблемы, вызывающие именно такой характер распространения коронавируса, какой мы все наблюдаем. Версия технократа по поводу т.н. "эпидемии COVID-19" Но это лишь один слой проблемы. Взгляд, так сказать, с одного ракурса.…
Фото

"Царские" понты. Продолжение вызвавшего некий диспут поста.

Итак, в начале недели я опубликовал пост Про статусность и про руководителей государственных предпритий. , где я, может быть в полемическом ключе, обосновывал необходимость наличия достойной статусу руководителя имущественной состоятельности.
В дискуссии один из моих френдов написал:

tdutybz50 (46.0.143.36)
4 июн, 2013 21:31 (UTC)
И чего только не напридумывают, чтобы отмазать банальную нечистоплотность. Получается Якунину, приходя на переговоры, просто необходимо тащить за собой парк статусных автомашин, дачи с бассейнами, драгоценности жены и сотню лакеев.
А мне казалось всегда, что в бизнесе в первую очередь важна обязательность и порядочность, а не напоказ выставленная роскошь. Хотя... Иначе и быть не могло в стране, где нечистоплотность уже не считается чем-то предосудительным.



Итак, для доказательства моей позиции предлагаю углубиться в прошлое. Как раз вчера я посетил несколько дворцов-музеев в Питере и окресностях.
Ничего не комментирую, фото говорят сами за себя:

IMAG1042

IMAG1038

Заметьте, что сами цари с этих комнатах не жили, приборами этих комнат не пользовались. Там есть сервизы на сотни предметов, которые сразу после того, как их дарили императорам, помещались под стекло для ДЕМОНСТРАЦИИ. Там есть спальни, где никто и никогда не спал, а лишь сделанные для ДЕМОНСТРАЦИИ роскоши. Есть кабинеты, где никто и никогда не работал и даже не сидел за столом сколько-нибудь заметное время. Сами же "их величества" жили в намного более скромных комнатах дворцов (личных апартаментах), используя роскошные апартаменты лишь для выполнения своей царской функции.
Т.е. данные интерьеры дворцов - суть то, что сегодня называется "понты". Для чего они - я рассказал в предыдущем посту на эту тему.
год дракона

Губернатор Тулеев чуть не погиб в ДТП. Неужели никому его не жалко?

Итак, за весь день в ЖЖ не увидел ни одного поста, где бы было выражено сочувствие губернатору Кемеровской области попавшему в сильное ДТП.
Заметьте, что когда кортежи чиновников сами становятся причиной ДТП, то тут же появляется куча соболезнований противоположной стороне и негодования к "чинушам". Тут же буквальный заговор молчания.
У нас что, принято жалеть только низшие слои общества, а представитель власти жалости не заслуживает?
Фото

Фраза: "Мы в электронике отстали навсегда", - устарела, но «Россия не выживет без мощной о

Оригинал взят у alexandr_palkin в Фраза: "Мы в электронике отстали навсегда", - устарела, но «Россия не выживет без мощной обороны»


С. Боев: «Россия не выживет без мощной обороны»

Генеральный конструктор системы предупреждения о ракетном нападении ответил на вопросы читателей «СП»




«СП»: – Здравствуйте, уважаемые читатели «Свободной Прессы»! Сегодня у нас в гостях Сергей Федотович Боев, с февраля 2012 года генеральный конструктор системы предупреждения о ракетном нападении. Еще он – доктор экономических наук, профессор, заслуженный экономист Российской Федерации. Поэтому вполне естественно, что наш разговор сегодня будет вестись, в основном, вокруг проблем оборонки. Не многие знают, что по расходам в этой области Россия занимает третье место в мире, уступая только Китаю и Соединенным Штатам Америки. А проблем – масса. Но прежде, чем говорить о проблемах, давайте поговорим о достижениях, с которыми связано имя нашего сегодняшнего гостя. На днях министр обороны Шойгу побывал в Калининградской области на станции предупреждения о ракетном нападении «Воронеж-ДМ». Насколько я понимаю, Сергей Федотович, это ваше детище.

– Да, это детище нашего концерна.

«СП»: – В Калининграде она ставится только на боевое дежурство, так?

-Еще не поставлена. Находится на опытно-боевом дежурстве.

«СП»: – Такие станции у нас в Армавире, в Лехтуси...

– Да. Только это разные станции.

«СП»: – И будут построены еще под Печорой, Барнаулом и Енисейском. До 2017-го года.

– Они будут построены под Барнаулом, под Орском, под Иркутском, под Воркутой.

«СП»: – Я правильно понимаю, что если они только еще будут там построены, то, значит, у нас до 2017 года в этом направлении дыры в противоракетной обороне? Сейчас же станций нет, значит, там никто ничего не видит.

– На самом деле, это не так, потому что система предупреждения о ракетном нападении в России работала и до наших станций. Безусловно, с утратой наших станций на переходе 80–90-х годов мы потеряли полное, замкнутое радиолокационное поле. С учетом того, что у нас была разрушена станция в Скрунде, была ликвидирована станция в районе Красноярска, у нас действительно образовались некоторые разрывы в радиолокационном поле России. Сегодня оно восстанавливается, так что отсутствие этих станций не говорит о том, что у нас полностью открыто наше периферийное поле. Нет, оно закрыто. Другое дело, что в нем есть, конечно, разрывы.

«СП»: – Слепые зоны.

– И эти разрывы мы должны будем в ближайшие годы полностью закрыть.

«СП»: – Скажите, Сергей Федотович, говорят, что ваши станции предупреждения о ракетном нападении в ближнем космосе могут обнаружить объект размером с теннисный шарик.

– Такой эксперимент проводился. Правда, проводился он не с нашими станциями, а со станцией «Дон», которая была построена в конце 80-х годов. Это станция противоракетной обороны, которая находится в Подмосковье. Разбрасывались металлические шары различного диаметра, которые наблюдались разными станциями. Американские станции взяли шары диаметром в десять сантиметров, а наш «Дон» обнаружил шар диаметром в пять сантиметров.

«СП»: – В ближнем космосе.

– Да. Был такой эксперимент. И тогда, как известно, разработчики этой станции получили Государственную премию за ввод ее в эксплуатацию, а генеральный конструктор «Дона» Слока Виктор Карлович получил звание Героя России. Одним из первых, кстати.

«СП»: – Любопытно, а если такая высокая чувствительность станций, то видели ли станции челябинский метеорит, который на город упал с полгода назад?

– Во-первых, это, все-таки, совершенно другие скорости. Во-вторых, эти станции в соответствии с техническими требованиями, которые к ним предъявляются, решают совершенно другие задачи. В их задачи не входили поиск или слежение за метеоритами.

Во-вторых, конечно, те скорости, с которыми летят небесные тела, не предусматривают полного слежения на тех участках, на которых можно было их зафиксировать и предупредить о надвигающейся опасности. И потом, наши станции предназначены совершенно для других задач. У них совершенно другая зона ответственности.

«СП»: – Тем более, что метеориты обнаруживать, все равно, без толку, поскольку сбивать их все равно нечем, и пока что такая задача не стоит. Давайте теперь о проблемах. По утверждению специалистов, износ оборудования на предприятиях нашей оборонки – 70%. Вторая проблема, насколько я знаю, это – возрастной износ. То есть, старение персонала. За те пятнадцать окаянных лет, за которые в оборонку деньги не шли, все эти проблемы накопились. Поэтому никак у нас не летает «Булава» толком, никак не взлетит космическая ракета «Ангара», которая давно должна летать. Скажите вы, как один из руководителей оборонной промышленности: почему молодежь не идет на оборонные предприятия? Или, все-таки, начала идти?

– На самом деле, не все так драматично, как вы описываете, хотя, безусловно, оборонная промышленность, как и в целом промышленность России, переживает непростые времена. Сегодня она, по сути, начинает восстанавливаться после долгого перерыва, после 90-х годов, когда не было финансирования, были серьезные проблемы с кадрами. Если говорить о научно-технических кадрах, то достаточно серьезный слой этих кадров был вымыт из оборонной промышленности. Но те вещи, о которых вы говорите, сегодня уже, конечно, по-другому звучат и по-другому характеризуются. Если мы говорим о «Булаве», то она сегодня, все-таки, уже летает, и у нее уже достаточно серьезные успехи есть. Правда, это не наша зона ответственности. Но, тем не менее, я знаю, что у Соломонова довольно серьезные успехи были достигнуты в этой области. Равно как и по «Ангаре». Там существует ряд проблем, но эти проблемы – накопившиеся из тех 90-х годов, а не потому, что сегодня вообще ничего не работает или что сегодня космическая область находится в полном распаде. Нет, конечно, это не так. А проблемы есть, но в ближайшее время целый ряд их будет решен, судя по тому, какие программные документы утверждаются на уровне правительства и в части космической отрасли, и в части, в целом, оборонно-промышленного комплекса. Потому что, как вы, наверно, знаете, сегодня большие ресурсы выделяются не только на государственную программу вооружения, но и на развитие оборонно-промышленного конкурса.

«СП»: – Да. По-моему, три триллиона до 2020 года.

– Да. Что касается кадров, то тут тоже все по-разному. Есть холдинги или промышленные предприятия, где действительно с кадрами очень серьезные проблемы, где сегодня кадры или уже достаточно возрастные, или кадры, которые сегодня уже ушли из этих предприятий. Но это во многом зависит не только от того, каким объемом финансирования располагает предприятие, или какие задачи перед ним стоят, но и от того, какую кадровую политику ведет само предприятие. Если ты создаешь комфортные рабочие места для молодых специалистов, если ты ставишь перед ними серьезные задачи, если ты им платишь достойную заработную плату, то они не уйдут. Достаточно сказать, что в прошлом году мы привлекли ни много ни мало почти 1300 молодых специалистов.

Collapse )