November 22nd, 2012

Фото

Похитители душ

   Решил потренироваться в литературном творчестве. Что из этого выйдет, судить вам, моим невольным читателям. Я надеюсь, что у меня получится фантастический боевик.          

    Дмитрий Соловьёв завербовался в этот короткий рейс не от хорошей жизни. За бортом сухогруза на родном берегу осталась ушедшая к другу жена, так и не родившая ему за 5 лет семейной жизни детей… Осталась и полицейская служба, откуда он был списан окончательно по ранению во время крайней командировки в очередную горячую точку очередных стреляющих гор… Охранником банка Дмитрий не проработал и месяца, как попал в неприятную историю. Дал в морду сыну хозяина, когда тот сделал ему недвусмысленное предложение заняться сексом. Дал так, что этого богатенького гея повезли собирать разбитый вдребезги нос и сломанную челюсть, а за самим Соловьёвым пустили в погоню лучших головорезов банкира с приказом: «найти и наказать!»

   Но к моменту, когда брызгающая слюной красная банкирская морда кричала жуткие ругательства про обидчика родного дитяти, Дмитрий уже гнал свою старую «Вольво-940» в соседний город, на вокзал, на проходящий поезд, куда то на юг. В этой стране ему жить как минимум несколько лет не дадут, найдут и отомстят…

   Короткий отдых на купленном у проводника плацкартном месте, и Соловьёв уже в южном портовом городе. На такси полчаса до грузового порта. Тут всегда снуют вербовщики. Поторговался для того, что бы не вызвать подозрение. От первого предложения отказался, а третьего ждать,  уже не было времени. И вот бывший офицер спецназа МВД теперь плывёт на обшарпанном сухогрузе, тоскливо глядя, как в дымке пропадают огоньки берегов родной страны…

    Много повидавший в своей жизни спецназовец безрадостно взвешивал ситуацию, в которую попал. Судя по состоянию судна, внешнему виду капитана и его первого помощника, команды, половина которой была набрана тут же в порту, заработать что-то в рейсе было очень проблематично. Но хотя бы уплыть подальше и затеряться...

- Радист, сводку погоды! … Радист! – чуть ли не под ухом Дмитрий услышал крик помощника капитана.  Вспомнив, что это он нанялся именно радистом, мужчина пошёл искать радиорубку…

   С трудом открыв ржавую дверь Соловьёв ужаснулся увиденным. Видимо, его предшественник злоупотреблял спиртным сильно! Вся радиорубка была завалена опустошённой стеклотарой.

    Радиостанция если уже не представляла собой набор деталей, то стремительно приближалась к этому состоянию... Сев перед ней на стул, Дмитрий начал вспоминать навыки, полученные им десяток лет назад во время службы на флоте. С трудом, но ему удалось настроить приёмник на нужную волну и получить распечатку метеообстановки. Довольный, что у него получилось, Дмитрий Соловьев направился с этой бумагой на капитанский мостик.

   Порядка на капитанском мостике было ещё меньше, чем в радиорубке. Даже те устаревшие радары, которыми была оснащёна эта ржавая посудина, чернели запылёнными пустыми экранами. Старпом дохнул в лицо Дмитрия перегаром и забрал сводку, принявшись показно её изучать… Понимая, что он больше не нужен, радист удалился на палубу. 
   На море дул лёгкий бриз, чайки парили рядом с кораблём, совсем не боясь этой стальной махины.

- Гражданин боцман! Вы должны выдать мне запчасти по написанному мной списку, иначе я не поручусь, что дизель будет работать до ближайшего порта!  - резкий и немного визгливый голос вывел Дмитрия из состояния душевной гармонии с природой. Чуть ниже по лестнице какой-то мелкий очкарик, одетый в промасленную робу, спорил с толстым мужиком в потрёпанном морском бушлате.

- Тебя зачем взяли мотористом!? С запчастями любой идиот сможет починить! Нет никаких запчастей, и не было!  Снимай со второго резервного дизеля, если есть там что снимать! – недовольно буркнул боцман и захлопнул дверь перед носом незадачливого моториста.

- Всё так хреново? – спустившись на несколько ступенек, радист подал руку. - Дима Соловьёв, можно просто Дима. Я радист этого корыта, а вы, видимо, моторами заведуете?

- Не моторами, а мотором. Мы, между прочим, идём только на половине тяги! Второй дизель окончательно сдох, видимо, ещё пару лет назад, - моторист старательно протирал руки тряпкой, стесняясь их подать.

- Яков Григорьевич, можно просто Яша, - он наконец-то ответил рукопожатием.

- Вот скажите, ну как я в моторе, который разобрали ещё в прошлом десятилетии, могу найти запчасти? Ну как? Я вот что вам скажу, молодой человек. Если мы доплывём до ближайшего порта, это будет большим морским успехом! Кстати, насколько  ваши познания в электронике высоки?  Мне сейчас нужен помощник для «прозвона» цепей питания стартера, а то я генератор сегодня вручную запускал! – взглянув на нового знакомого, Дмитрий понял, что он уже разменял пятый десяток лет, но старался казаться моложе, чем был на самом деле.

   Молодой и уже приближающийся к старости мужчины вместе спустились в моторное отделение сухогруза. Там прямо у входа спал, привалившись к переборке, мертвецки пьяный второй моторист. Совместная работа расположила Дмитрия к новому сослуживцу. Он был немногословен, но инженерное дело знал прекрасно. На второй день плавания оба уже считали друг друга товарищами и потребляли за одним столом ту баланду, которой кормил их местный кок.

   Соловьёв редко появлялся в своей радиорубке, а чаще помогал мотористу ремонтировать дышащий на ладан единственный ещё исправный дизель и резервный электрогенератор. Пару раз за неделю, когда машина не выдерживала и останавливалась, капитан клал сухогруз в дрейф, трёхэтажно матерясь на Дмитрия и Якова Григорьевича, а так же на окончательно ушедшего в запой второго моториста…

   К окончанию подходила уже неделя плавания, за которую капитан не зашёл ещё не в один порт по пути следования корабля. Заглянув в радиорубку, Дмитрий обратил внимание на новый лист бумаги, что успел выползти из телетайпа. Подхватив его, радист уже хотел отнести на капитанский мостик, как еле различимый контур фотографии, что был на листе, вдруг показался неожиданно знакомым…

   Яков сгорбившись стоял за токарным станком. Почувствовав знакомую руку на плече, мужчина обернулся и, увидел подошедшего радиста, улыбнулся ему.

- Что ты учудил то дома, если тебя так разыскивают?! – Дмитрий Соловьёв дал в руки приятелю , за разговорами с которым он с удовольствием  уже несколько дней проводил общее свободное время, чуть смятый листок бумаги с узнаваемым фото и лаконичной подписью внизу (по английски): «при наличии на борту взять под стражу, изолировать! Особо опасен!»

     Моторист смертельно побледнел, руки его затряслись, выронив листок с фотографией…

- Они нашли меня, они нашли меня, они нашли, - выпав из действительности начал непрерывно повторять Яша… На глазах взрослый и уверенный в себе человек стремительно превращался в испуганного и загнанного. Таких Дмитрий видел много во время своих частых командировок на Кавказ, когда прежде самоуверенные люди в минуту смертельной опасности превращались в жалкую размазню. Но у бывшего офицера полицейского спецназа имелись уже годами отработанные методы приведения человека во вменяемое состояние… Несколько пощёчин, сопровождаемых решительными и отрывистыми командами существенно прояснили испуганное сознание Якова Григорьевича, и вот он уже, неестественно для себя заикаясь, рассказывает своему сослуживцу о том, как доктор наук и научный сотрудник одного из секретных НИИ однажды сделал открытие, способное перевернуть представление о психике человека.


[Spoiler (click to open)]

- Я открыл центр управления человеческим мозгом. Это совсем небольшое сообщество клеток синхронизирует частоты биоэлектрических ритмов мозговой деятельности. Я назвал такой участок «душа». Он постоянно перемещается по коре головного мозга, меняя местоположение и клетки-носители резонансов. От этого другие учёные не могли его обнаружить. Участок этот крайне важен для работы мозга, как вместилища человеческой личности. По сути дела, без него человеческий мозг не будет отличаться от мозга животного. Мои исследования продвигались очень медленно, поскольку большинство видов животных не имеют такой чисто человеческой особенности. Потребовалось почти 10 лет для того, что бы установить, что всё же кое-какие виды животных - собаки, свиньи и дельфины, а может быть и ещё какие-то виды - обладают возможностью формирования в собственном мозгу фантомной, наведённой от человека находящего рядом, "души". Это второе открытие перевернуло мои собственные представления о механизме «работы» души и позволило задуматься о возможности создания технических систем для управления душой и даже для генерации дополнительной души внутри мозга, - Дмитрий внимательно слушал учёного, который от рассказа своей профессиональной темы даже приободрился, будто бы забыв о грозящей ему опасности.

- Ваше открытие тянет на Нобелевку, - присвиснул радист. - Неужели вас не наградили за вашу работу?

- Наградили, ещё как! – отозвался учёный. – Сразу после того, как отчёт о моём втором открытии ушёл из нашей лаборатории наверх, я начал замечать, что мои прежние ассистенты постепенно исчезают из моего окружения, а их место стали занимать угрюмые люди, по виду больше похожие на сотрудников безопасности, чем на лаборантов. Но тогда я не придавал этому значение, полностью уйдя в работу с двумя остающимися у меня учениками-помощниками, - Яков замолк, пытаясь то ли вспомнить что-то, то ли собраться с мыслями. – Всё завершилось внезапно. Однажды, проходя по коридору, я услышал разговор, доносящийся через неплотно запертую дверь одной и лабораторий. Слова настолько резанули мне слух, что я остановился и прислушался. Нескольких обрывков фраз мне было достаточно для понимания, что один из моих учеников и помощников отчитывается перед кем-то о степени продвижения в краже моего открытия, - рассказчик взглянул на Соловьёва хитрым еврейским взглядом. - Вы, конечно же, понимаете, что учёный никогда не напишет в отчёте всего, что было бы достаточным для безболезненного копирования его изобретения. Вот эти остающиеся у меня секреты и должны были выведать два моих уже давно завербованных ученика… Иуды! –

- Вы сбежали из своей тюрьмы с позолоченными решётками? – предположил Дмитрий.

- Да, я убежал! Я доказал им всем, что яйцеголовый очкарик то же может их обмануть! И я захватил с собой свою работу! – Яков вдруг достал из щели между агрегатами небольшой увесистый чемоданчик… Мы прибываем в порт Марсель завтра. У нас с вами еще есть время, что бы не дать этому, - он похлопал по коже кейса. – Не дать попасть в руки этих страшных людей…

     На рейде Марселя ржавый сухогруз встретил полицейский катер. С трудом поднявшись по спущенной с борта верёвочной лестнице, три огромных полицмейстера направились на капитанский мостик. Капитана, который явно мучился головной болью от невозможности перед заходом в порт приложиться к бутылке, абсолютно не заинтересовало, почему радист не сообщил ему о преступнике на борту судна, но и скрывать этого преступника он не имел желания. В сопровождении довольно улыбающегося боцмана, почему-то не взлюбившего  еврея-моториста с самого первого дня, люди в форме направились в моторный отсек. Преступника искать долго не пришлось. Абсолютно пьяного его выволокли на палубу дожидаться швартовки судна.

    Не прошло и трёх часов, как с громким скрежетом ржавого металла трап старого сухогруза коснулся причального пирса. Полицейские, недовольные, что потеряли много времени, пока с трудом передвигающееся гружёное судно швартовалось к причалу грузового порта, наконец-то спустились по трапу вниз, аккуратно ведя между собой закованного в наручники предельно пьяного моториста. На пирсе процессию уже ждал украшенный специальными сигналами автомобиль.

     Через пятнадцати минут, на твёрдую землю вступил и бывший радист Дмитрий Соловьёв. Он не стал просить у капитана положенную ему за рейс зарплату, поскольку заранее знал, каков будет ответ. Приобретённые Дмитрием несколько часов назад новые интересные навыки, позволили не только вскрыть замок в каюте капитана и личный сейф капитана, но и всё это закрыть после того, как хранящиеся в сейфе несколько тысяч долларов перекочевали в карманы бывшего омоновца. Мимолётное угрызение совести от совершённой кражи, человек подавил мыслью о том, какие испытания ждут его впереди.

    "Полицейский" автомобиль, который вёз «особо опасного преступника», уже выехал за пределы Марселя и свернул к неприметной вилле, утопающей в густой зелени. Через несколько минут так и не протрезвевшего моториста выволокли из машины и потащили в дом. Огромная гостиная виллы, куда втащили тело сбежавшего учёного, представляла из себя спешно развёрнутую медико-биологическую  лабораторию. Усадив пойманного в кресло и сорвав с него майку, люди начали спешно подключать его электродами к какому-то сложному аппарату. Щелчок тумблера и аппаратура заработала. По экрану компьютера побежали осциллограммы импульсов. Крупный человек в белом халате несколько десятков секунд вглядывался в пики кривой, а затем с разочарованием бросил это занятие.

- Выключайте это животное! В нём уже нет ничего человеческого, - с досадой произнёс он и набрал «вызов» на своём коммуникаторе.

- Товарищ генерал, тело, которое мы захватили, пустое. Там нет матрицы сознания! -




( продолжение последует... )
promo videoelektronic march 31, 00:19 28
Buy for 40 tokens
Итак, вчера я описал свой взгляд на медицинско-технические проблемы, вызывающие именно такой характер распространения коронавируса, какой мы все наблюдаем. Версия технократа по поводу т.н. "эпидемии COVID-19" Но это лишь один слой проблемы. Взгляд, так сказать, с одного ракурса.…